Preview

Дискурс

Расширенный поиск
Том 6, № 1 (2020)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.32603/2412-8562-2020-6-1

ФИЛОСОФИЯ 

5-20 474
Аннотация

Введение. В статье предпринята попытка найти ответы на вопросы: удастся ли сохранить культурно-историческое лицо города или оно исчезнет под натиском передовых достижений цивилизации; существует ли городское пространство для человека разумного, достигшего технологических высот, или направлено против него; каковы онтологические основания современного города? Актуальность авторского подхода заключается в анализе концепта города как урбогенной пространственновременной макромодели, которая не только развивается под влиянием жителей, но и определяет их мировосприятие и поведение.

Методология и источники. Методологическая основа работы – культурфилософcкий анализ концепта современного города в работах отечественных и зарубежных социологов, этологов, урбоэкологов, философов, антропологов, искусствоведов (В. Г. Ильин, Р. Парк, Л. Уэрт, Е. Гороховская, И. А. Литвенкова, В. И. Матис, Г. Зиммель, Э. Фромм, Э. Т. Холл, М. И. Мильчик, W. James, J.-P. Ferrier, J.-A. Guieysse, T. Rebour, H. W. Zorbaugh и др.). Используются данные демографической статистики, позволяющие осмыслить вопросы депопуляции, миграции, полиэтничности горожан.

Результаты и обсуждение. В современной культуре гипертрофированы первоначальные функции города как источника защиты и комфорта, происходит его переориентация на максимальное удобство и независимость индивидов. В результате городская среда оформляется, подстраиваясь под задачи, выдвигаемые обществом. Теряется лицо города, сложившееся исторически. Это ставит под угрозу не только богатое культурное наследие городов, но и подлинность существования самого человека. Онтологическое основание современного концепта города определяется рядом урбанистических признаков: мультикультурность, полиэтничность, презентативность (имидж города), поверхностность контактов, стихийность застройки, размытость границ. Они не только составляют текст современной городской культуры, но и формируют макромодель социума.

Таким образом, результатом исследования является осмысление противоречий современного города, обеспечивающего для человека максимально комфортную потребительскую среду и в то же время направленного против него.

Заключение. Сделан вывод, что в сложившейся экологической, демографической и экономической ситуации наиболее остро стоит вопрос осмысления роли современной городской культуры в поиске баланса техногенного и информационного развития цивилизации с природой, исторического и культурного содержания города – с его имиджем, массового потребления – с самобытным проявлением. Авторы полагают, что только от самого человека зависит, будет ли городское пространство существовать для него или против него.

21-37 100
Аннотация

Введение. Музыкальный авангард, став знаком времени, отразил важнейшие тенденции уходящей эпохи. В статье этот феномен рассматривается в историкокультурологическом и философском аспектах. Аспектом новизны является анализ музыки как сферы межкультурной коммуникации.

Методология и источники. Методология исследования строится на анализе источников и литературы с учетом междисциплинарных подходов. Особую роль в понимании теоретических аспектов проблемы играют работы музыковедов Ю. Н. Холопова, В. Н. Холоповой, В. С. Ценовой, Р. Л. Поспеловой, А. И. Демченко. Среди источников выделяются кино-, фото- и фонодокументы, в которых запечатлен яркий образ эпохи. Значительный интерес вызывают беседы с композиторами, где представлено широкое полотно общественной и музыкальной жизни (А. Шнитке, запись А. Ивашкина и А. Волконский, запись Е. Дубинец). Используются исторический, сравнительный, системный и семиотический методы анализа. Применяется комплексный подход (формационный, цивилизационный методы исследования и школы «Анналов»).

Результаты и обсуждение. Послевоенная культура исследуется как единое пространство, в котором особую роль сыграли импульсы «оттепели». Они придали культурным феноменам инерционную динамику, подготовившую перемены 1990-х гг. Результаты исследования показывают, что в отличие от политических и социальноэкономических процессов, культурная жизнь в эти годы продолжала ощущать импульсы «оттепели» и была далека от застойных явлений. Это позволяет поставить дискуссионный вопрос о пересмотре политических клише в отношении периода середины 1960-х – 1980-х гг. в СССР как «эпохи застоя».

Заключение. Советский авангард, выразив дух времени, представляет собой уникальный феномен, в котором нашли отражение как общемировые тенденции, так и своеобразие национальной культуры. Опыт авангарда показывает, что культурные процессы эпохи середины 1950-х – 1980-х гг. имели высокую динамику развития. Изучение этого периода, особенно его духовной сферы, требует междисциплинарных подходов и применения современных методов исследования. В частности, интерес представляют методы школы «Анналов» в ее исторической ретроспективе и «новой культурной истории».

38-48 202
Аннотация

Введение. Социально-философские исследования закономерностей конфликтного бытия в современном дискурсе нуждаются в прояснении с позиций онтологии. Аналитика конфликтной специфики закрытого общества в идеологическом ракурсе позволяет обнаружить онтологические основы я-в-конфликтности. С целью эмпирического подкрепления конфликтных исследований взаимосвязь конфликта и идеологии необходимо рассматривать на примере конкретных кейсов. Северокорейские социокультурные реалии относятся к наиболее наглядным формам закрытого общества в современном дискурсе и предоставляют широкие возможности для постижения конфликтной реальности, моделируемой идеологическими инструментами воздействия на массовое сознание.

Методология и источники. Методологически работа базируется на социальнофилософской рефлексии по итогам непосредственных наблюдений в Северной Корее в ходе визита в Пхеньян осенью 2016 г. и контент-анализе литературы на русском языке, приобретенной в Северной Корее (труды Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, фундаментальные научные работы северокорейских ученых и периодические издания идеологического характера).

Результаты и обсуждение. Идеология понимается как многообразие транслируемых субъекту взглядов и идей с целью переориентации или удержания его восприятия в определенном модусе социокультурной реальности. Идеологическое программирование субъекта в современном дискурсе претендует на лидирующие позиции в сфере моделирования социокультурного бытия в целом и, в частности, кластера «конфликтная реальность». Автор анализирует идеологические основы северокорейской конфликтной реальности, заложенные основателем государства Ким Ир Сеном и продолженные его наследником Ким Чен Иром в военизированной доктрине сонгун.

Заключение. На основании исследования идеологических аспектов конфликтной реальности в КНДР можно сделать вывод о том, что в закрытом обществе проводится устранение онтологической границы между реальным и кажущимся в повседневном бытии. В то же самое время общество закрытого типа с военизированной идеологией соответствует критериям благополучного развития для страны третьего мира, зафиксированным в глобалистской догматике.

СОЦИОЛОГИЯ 

49-61 296
Аннотация

Введение. Статья посвящена определению места музыкологии в пространстве осмысления теоретических, методологических и практических проблем исследования в антропологии музыки. Цель статьи – освещение исследовательской деятельности Джорджа Херцога, изучавшего музыку как культурную и социальную категорию примитивных народов и развивавшего дисциплину «этномузыковедение». Благодаря его усилиям изучение народной «примитивной» музыки вышло за рамки музыковедения и разнообразило предметную область культурной антропологии. Актуальность данного исследования обусловлена тем, что имя Дж. Херцога и его взгляды недостаточно известны в России, кроме специализированных областей и отсылок к его работам в этнографических публикациях.

Методология и источники. В качестве методологической основы использованы сравнительно-историческая методология и структурно-функциональный метод для изучения научных текстов и последующей обработки и обобщения теоретических построений Дж. Херцога. Также для понимания контекста времени и раскрытия интеллектуального генезиса ученого применялся биографический метод.

Результаты и обсуждение. Проведена работа по выявлению малоизвестных взглядов на музыку как явление в культурно-антропологической традиции музыкологии, описана интеграция методологий и проблем исследования культурно-исторической школы и этномузыковедения в США в XX в. Рассмотрены вопросы этномузыковедения и антропологии музыки в контексте научной деятельности американского этномузыковеда-исследователя Дж. Херцога. Представлен научный генезис Херцога как исследователя народной «примитивной» музыки. Дж. Херцог использовал методы транскрипции и звуковой анализ в сочетании с теориями и методами школы Ф. Боаса, которые включали в себя концепцию диффузии и метод полевой работы.

Заключение. Междисциплинарность подхода в использовании методов для фиксации и интерпретации музыкального материала в этномузыкологических исследованиях Дж. Херцога позволила преодолеть эволюционную линейную методологию изучения музыкальной культуры примитивных народов и обратить внимание на контекст исполнения и исполнителей. Этот междисциплинарный подход находит отклик во многих этномузыкологических исследованиях и сегодня.

62-71 116
Аннотация

Введение. В статье рассматривается проблема культурной самоидентификации личности под влиянием изучения своей родословной. Научная новизна данной статьи обусловлена вниманием к психологическим аспектам самоидентификации личности под влиянием изучения человеком своей родословной, причем прежде всего в ситуации обнаружения им нежелательной информации о прошлом своей семьи. Выдвинута гипотеза, что мотивы, связанные с потребностью переосмысления своей социальной роли в аспекте ответственности за деяния предков, не играют существенной роли при изучении истории своей семьи.

Методология и источники. В статье анализируются результаты пилотажного интернет-исследования, проведенного с целью определения мотивов и методов изучения человеком своей родословной, а также стабильности интереса к этой деятельности. Целевой аудиторией данного исследования были все, кто заинтересован в изучении своих предков, независимо от возраста или профессиональной принадлежности. Использовалась анкета полузакрытого типа. Всего было опрошено 154 чел.

Результаты и обсуждения. Результаты исследования показали, что у 46,8 % респондентов интерес к своей родословной имеет игровую природу; 37,0 % желают через историю своей семьи лучше понять историю своей страны; 33,0 % опрошенных интересуются родословной для того, чтобы лучше разобраться в мотивах своего поведения (что является необходимым компонентом самоидентификации личности); 32,0 % чтобы найти предков, которыми можно было бы гордиться. Однако в случае обнаружения нежелательной информации о жизни своих предков готовы сделать выводы относительно собственной жизни менее 4 % респондентов.

Заключение. Автор считает, что выдвинутая в статье гипотеза о том, что мотивы, связанные с потребностью переосмысления своей социальной роли в аспекте ответственности за деяния предков, не играют существенной роли при изучении истории своей семьи, подтверждается результатами проведенного исследования. В случае обнаружения нежелательных результатов преимущественно актуализируются защитные механизмы, обеспечивая сохранение психологического комфорта.

72-82 164
Аннотация

Введение. Социальная работа с мигрантами и их семьями в России является важным направлением государственной политики. Однако до сих пор отсутствует системное понимание того, какие методы социальной работы с мигрантами, используемые в государственных учреждениях и некоммерческих организациях, наиболее эффективны. Целью исследования является изучение состояния социальной работы с мигрантами в России и определение рисков и проблем в ходе адаптации и интеграции мигрантов в российское общество.

Методология и источники. Данные для исследования были собраны с использованием качественного метода оценки практик социальной работы с мигрантами. Полуструктурированные интервью (в количестве 30) были проведены в 2018–2019 гг. в СанктПетербурге, Москве и Казани с сотрудниками профессиональных центров по работе с мигрантами, с учеными, специализирующимися на изучении миграционных процессов, и организаторами регулярных мероприятий (семинаров, конференций) на эту тему. Выборка формировалась методом снежного кома. Количество проведенных интервью позволило охватить различные направления социальной работы с мигрантами, как в государственных структурах, так и в некоммерческих организациях, а также рассмотреть как практики социальной работы, так и управленческую сферу. При обработке данных использовался метод экспертных оценок.

Результаты и обсуждение. В результате исследования выявлено, что эффективность социальной работы с мигрантами определяется следующими обстоятельствами: улучшением информационной осведомленности и правовой грамотности иностранных граждан, повышением уровня их правовой защищенности, улучшением доступа к услугам здравоохранения и образования, помощью в поиске жилья и трудоустройстве, повышением профессиональной квалификации и совершенствованием знания русского языка, истории и социально-культурных основ жизни российского общества.

Заключение. На основе экспертных оценок определены наиболее эффективные практики социальной работы с мигрантами: юридические консультации, адаптационные курсы, мобильные консультационные пункты, а также мобильные приложения, интегрированные с государственными и негосударственными организациями. Полученные результаты показывают, что возрастает роль некоммерческих организаций (национальных культурных организаций по сохранению и развитию культур, Домов дружбы народов), которые помогают мигрантам быстрее и эффективнее адаптироваться к новым условиям и интегрироваться в принимающее сообщество.

83-95 134
Аннотация

Введение. Человек и продукты питания постоянно находятся в взаимообусловленных отношениях. На протяжении всей истории человечество пыталось изменить или улучшить подобные регламентированные взаимоотношения. В статье рассматриваются проблемы социологии питания, связанные с изучением социальных практик питания. Отмечается целесообразность включения в рамки социологии питания продуктов питания как объектов, которые влияют на конструирование социальных и организационных практик и оказывающих влияние на социальное взаимодействие акторов. Подчеркивается обратное воздействие питания на поведение человека как фактора социального процесса.

Методология. В данной работе для анализа социальной практики питания как социального процесса использована понятийная конструкция «социальное конструирование» с точки зрения социологии вещей, социологии познания и социологии питания.

Результаты и обсуждение. Социальное конструирование питания, делится на три типа. Номинативный тип – элементарное осознание веществ. Измерительный тип – дальнейшая систематизация знаний о продуктах питания и действиях, имеющих к ним отношение (различение веществ по признаку съедобности, установление различных основ продуктов или их социальные атрибуты, определение основных способов изготовления продуктов питания). Институциональный тип – определение, в какой форме проводить действия с продуктами и всем, что с ними связано (возникновение порядка трапезы и режима питания, преодоление первобытного натурализма в питании). Исследуется гипотеза о том, что каждый уровень конструирования обуславливается социальной и структурной средой взаимодействия акторов.

Заключение. В современной системе питания номинативный, измерительный и институциональный типы конструирования находятся в сложном и запутанном состоянии. По причине временной последовательности истории система знаний, сконструированная предшественниками, превратилась в «наличные знания». Последующие поколения постепенно перестали различать сложность многоуровневых социальных конструкций реальности. Анализ социального конструирования реальности может помочь лучше понять социальную природу питания. В частности, дать ответ на вопрос: как сами продукты питания являются социальными конструкциями, как они создаются нашим сознанием под воздействием уже имеющейся наличной системы знания, как конструируются их свойства (их вкусы), которые, как оказывается, являются не столько биологическими, но социокультурными свойствами.

ЯЗЫКОЗНАНИЕ 

96-105 324
Аннотация

Введение. Радикальной тенденцией в современных подходах к пониманию механизмов работы головного мозга является склонность некоторых ученых полагать, что мозг – это приемное устройство, способное улавливать мысли; природа возникновения самих мыслей, при этом, не подлежит выяснению. Однако речь, выражающая мысли, несомненно, является результатом работы мозга, поэтому исследования частотной структуры речи могут являться основой для рассмотрения материальной структуры мозга как своего рода «антенны». В таком подходе с несколько иных позиций предстает перед нами и проблема защиты от шума на фоне бесспорного частотного сходства речи и музыки. В настоящем исследовании ставится вопрос о том, насколько существенной для восприятия музыки является общая высота музыкального строя (существуют ли вредные или полезные, с точки зрения действия на психику, музыкальные строи). Этот вопрос релевантен и восприятию речи.

Методология и источники. Основными источниками, в которых работа мозга и сущность сознания рассматриваются с обозначенных выше позиций, явились для нас работы американского и британского нейрофизиологов и психиатров Сэма Парниа (Sam Parnia) и Питера Фенвика (Peter Fenwick). Эти ученые исследуют явления, сопровождающие клиническую смерть, и утверждают, что в эти моменты мозг в наибольшей степени функционирует как приемная «антенна». Полагая, что любая антенна подлежит настройке, мы предпринимаем попытку выявить возможные способы «настройки» мозга. Для этого предлагаем исследовать частотные характеристики речи (в простейшем случае, при пропевании гласных звуков в спокойном состоянии) на предмет их принадлежности к определенному музыкальному строю, а равно особенности восприятия музыки в зависимости от музыкального строя (от высоты ноты ля). Варьирование частотными характеристиками речи в том или ином музыкальном строе можно считать, на наш взгляд, основным способом «настройки» мозга. Методология способа основана на применении частотного анализа звука и основных положений элементарной теории музыки.

Результаты и обсуждение. Основной вывод, сделанный западными психиатрами: мозг не является органом мышления, сознание существует независимо от него извне, работа сознания не может быть объяснена функционированием мозга – требует аппаратной проверки. Если нейронная сеть является «антенной», улавливающей мысли, а ее «настройка» на физическом уровне может осуществляться (и осуществляется) через сенсорные системы (в том числе и орган слуха), исследование частотной структуры речи позволит ответить на ряд важных вопросов, в том числе касающихся и высших функций мозга (озарение, творчество). Проведенные нами эксперименты (СПбГЭТУ «ЛЭТИ», ФИБС, каф. ЭУТ) показали, что влияние «повышенного» или «пониженного» музыкальноречевого строя на мозговую активность незначительно. В ходе исследования выявлена равновероятность частотной структуры речи. Поскольку в нашем мозге отсутствует какой-то характерный набор частот – элементов равномерно темперированного строя, говорить о вредном (или каком-либо ином шумовом) влиянии «повышенных» и «пониженных» строев вследствие отклонения от «внутреннего эталона» не приходится.

Заключение. В ответ на предположения, высказанные западными учеными, мы предложили частотную интерпретацию процессов, происходящих в мозге, что, возможно, более детально позволит объяснить такие явления, как озарение, открытие и т. д., которые протекают с минимальной деятельностью сознания. Несмотря на ограниченность методов аппаратного изучения факторов, влияющих на деятельность мозга и во многом обусловливающих его высшие функции (например, творчество), результаты работы мозга в отношении музыки (как в плане ее создания, так и в плане нашей реакции на нее) вполне поддаются анализу, что и было показано в настоящем исследовании. «Музыкальность» речи исключительно ярко представлена в ее частотной структуре и позволяет вскрыть, в той или иной степени, особенности работы мозга.

106-120 238
Аннотация

Введение. Целью статьи является критическое описание философии трансцендентализма, разработанной (среди прочих последователей) американским философом XIX в. Ральфом Эмерсоном, одним из ее основателей. Трансцендентализм впервые рассматривается как ключевая философская база, необходимая при анализе сетевых концептов, представленных как современная парадигма культуры и социального развития, необходимый инструмент для изучения литературных текстов и поэзии. Актуальность исследования обусловлена безусловной значимостью сетевых концептов (современной формы выражения трансцендентного) как основы современной литературной парадигмы.

Методология и источники. Выбранная методология включает в себя структурно-семантическое изучение текстов Эмерсона, анализ взглядов современных философов языка и литературоведов (Левина, Шобера, Фолсома) на сетевые концепты как основу современных социальных схем, принципов интернет-коммуникации, построения художественных и поэтических текстов. Анализ поэтических текстов проводится посредством сравнения основных моделей стихосложения, которые используются американскими поэтами в зависимости от эпохи и действующей эстетической парадигмы.

Результаты и обсуждение. Результаты исследования дают основание предположить, что философия трансцендентализма (которая ставила задачей дать представление о гармоничном и динамичном космическом принципе), позволяет увидеть аналогичные принципы, обозначенные в работах выдающихся современных философов (таких как Жиль Делез). Данные философские концепции оказываются наиболее продуктивными при анализе художественных и поэтических произведений, а также при выявлении особенностей развития художественной (эстетической парадигмы). В исследовании были обозначены четыре модели развития эстетической парадигмы при реализации мотива трансцендентного в поэзии: 1) романтическая поэзия концентрируется на эмоциях автора (его собственный трансцендентный модус); 2) в модернистской поэзии язык используется в качестве передачи основного смысла, поэзия становится средством выражения трансцендентного; 3) некоторые авторы комбинируют политические и трансцендентные мотивы; 4) в пост-колониальной поэзии мотив памяти создает дополнительную коннотацию трансцендентного, перенося его из сферы «вечности» в сферу «обыденного».

Заключение. Трансцендентализм позволяет увидеть общие закономерности развития и инноваций на социокультурной сцене, характерных для современной эстетической парадигмы. Основные положения пост-структуралисткой философской концепции (на примере Жиля Делеза) непосредственно применимы к изучению современных литературных текстов, а возможно, и социальных процессов.

121-128 228
Аннотация

Введение. Рассматривается специфика когнитивных концептов мира политики. Целью статьи является анализ концептов политического дискурса и их константных структур. Научная новизна заключается в новом подходе изучения концептов политического дискурса, осуществляемом и на когнитивном уровне, с учетом структур концептов, и на уровне сознания, с тщательным анализом их. Объектом данного исследования выступают концепты и константы политического дискурса. Актуальность работы определяется большим интересом со стороны лингвистов к изучению взаимосвязи языка и общества, языка и политики, в которой язык становится главным инструментом понимания политических баталий и побед.

Методология и источники. Используется когнитивно-дискурсионный подход к анализу концептов политического дискурса, экспериментальные методы, создающие картину использования концептов и их константных структур в политических дебатах, выступлениях. Любой концепт является частью информации о реальном положении в обществе, политике, мире.

Результаты и обсуждение. Проведен анализ концептов политического дискурса и их константных структур, основанный на системно функциональном подходе, сутью которого является рассмотрение объекта как системы – целостного корпуса взаимосвязанных элементов, функционирующих в рамках политического дискурса. Анализ концептов и их структур был достигнут благодаря установлению связи с историей и этимологией, благодаря построению ассоциативного ряда, с опорой на различные словари (исторические, толковые, этимологические). Эти данные были получены в результате применения экспериментальных методов, определяющих частоту употребления какого-либо концепта и его константной структуры в выступлениях политических деятелей, на примере политических лидеров Великобритании. Кроме того, при анализе концептов и их структур необходимо выявление единиц лексических значений концептов. Концепт необходимо изучать не только на языковом уровне, но и на уровне сознания.

Заключение. Использование экспериментальных методов для анализа концептов и их константных структур позволило обсудить элементы концептов и их взаимосвязь. Результатом статьи стало построение систематизированных структур концептов политического дискурса на примере употребления базовых концептов: «власть», «народ», «нация», «государство», «единство» в выступлениях политических лидеров Великобритании.

129-137 174
Аннотация

Введение. В статье рассматриваются различные средства изображения фонетических особенностей речи представителей высших слоев общества в художественных произведениях, в частности в работах Ч. Диккенса и Дж. Голсуорси. Автор анализирует способы и стратегии передачи на русский язык фонографической стилизации речи аристократии с точки зрения функций, выполняемых ею в тексте произведений.

Методология и источники. При отборе примеров для исследования применялся метод корпусного анализа, который позволил установить частотность использования конкретного фонографического средства, а также метод сплошной выборки, используемый для анализа конкретного средства фонографической стилизации. При рассмотрении примеров фонографической стилизации и их переводов применялись методы лингвистического, социолингвистического и переводческого анализа. Материалом исследования послужили произведения Чарльза Диккенса и Джона Голсуорси.

Результаты и обсуждения. При переводе на русский язык речи представителей высших классов общества фонографические средства передать можно только в тех случаях, когда они выполняют пародийную функцию. В остальном фонографические средства не передаются, а только компенсируются в отдельных случаях за счет лексических и синтаксических средств, что можно считать закономерным следствием различия традиций изображения речи аристократов в англоязычной и русскоязычной литературных традициях.

Заключение. Фонографические средства и фонографическая стилизация составляют важнейший компонент художественного изображения персонажной речи в целом, и речи представителей высших слоев общества, в частности. Соответственно, это явление представляет собой многогранную лингвистическую проблему в теории перевода. В настоящем исследовании намечены основные направления анализа фонографической стилизации в аспекте перевода на примере речи аристократов, однако эта проблема далеко не исчерпана. Предметом дальнейших исследований в контрастивном и переводческом аспектах могут стать другие случаи использования фонографичекой стилизации.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2412-8562 (Print)
ISSN 2658-7777 (Online)